Loading...
You are here:  Home  >  православная семья  >  Current Article

Наше мрачное завтра. Наше унылое сегодня.

By   /  14.05.2012  /  No Comments

    Print       Email

Вы не замечали, как в последние годы ощутимо изменились полки книжных магазинов? Если в девяностые годы книжный рынок в основном формировался из переводной литературы, то сейчас российские авторы вытеснили западную литературу. Вместо Хмелевской — Дашкова, Вместо Хайлайна — Лукьяненко. И этому стоило бы порадоваться , если бы не одно НО. Качество литературы заметно снизилось. Раньше я считал это своим субъективным и пристрастным частным мнением. Выбор книг в магазинах огромный, пропустить хорошую вещь легко. Странно только, что при этом огромном количестве авторов, серий, издательств, я все чаще выхожу из книжного магазина с пустыми руками.

Наше страшное завтра. фото Андрея Кеззина

Вот, что об этом пишут иностранные издания, в частности Russia Beyond the Headlines (источник ИноСми):

За первые двенадцать лет 21-го века российские писатели создали умопомрачительное количество футуристических и пост-апокалиптических романов. Временные рамки весьма обширны – от феодального варварства до высокотехнологичного кошмара со всем тем, что посередине. Книги под запретом, а люди-мутанты живут в примитивных лачугах, пожирая мышей. Тайная полиция весь день насилует и жжет людей, а потом расслабляется во время оргий под воздействием наркотиков. Люди постоянно перевоплощаются, носят зеркальные маски, а также совокупляются и гибнут в массовых количествах на праздниках. Воюющие между собой группировки ведут борьбу за выживание в тоннелях заброшенного метро.

Это лишь некоторые из многочисленных сценариев современных российских писателей за прошедшее десятилетие (в данном случае это, соответственно, Татьяна Толстая, Владимир Сорокин, Анна Старобинец и Дмитрий Глуховский). С тех пор, как Евгений Замятин написал в 1921 году «Мы» (создав образец для «1984» Джорджа Оруэлла), писатели-романисты неоднократно производили на свет сатирические видения будущего. Но в последнее время этот жанр, подобно фильмам ужасов про пришельцев, породил бесчисленное потомство. Лиза Хейден (Lisa Hayden), ведущая блога Lizok’s Bookshelf, который посвящен современной российской художественной литературе, говорит об этом так: «Я нахожу массу антиутопий, апокалипсисов и параллельных миров в тех книгах, которые читаю, а также много чего еще, включая мистические или фантастические выверты, поветрия и слезы в тряпочку из того, что можно считать объективной реальностью».

Секс, наркотики и диктатура

У читателей, писателей, критиков и блогеров множество теорий по поводу вспышки антиутопии в России (это направление еще называют дистопией). Какие крайности нового капитализма сподвигли мастера научной фантастики постмодерна Виктора Пелевина на описание подземного ночного клуба, где в качестве живых декораций выступают обнаженные женщины в наркотическом оцепенении? Как дрянной литературный мальчишка Владимир Сорокин, получивший скандальную известность благодаря написанной им сцене гомосексуального полового акта между клонами Хрущева и Сталина, стал фигурой мейнстрима? И в чем посыл его притягательной сатиры в «Дне опричника», где он возрождает кровожадных опричников Ивана Грозного и посылает их в Россию 2028 года – грабить и злодействовать?

Учитывая огромное количество секса в современной российской беллетристике, кажется вполне уместным то обстоятельство, что одним из самых влиятельных литературных критиков стал бывший редактор «Плейбоя». Лев Данилкин, ныне работающий ведущим книжной рубрики в журнале «Афиша», уже много лет пишет ежегодные обзоры русской литературы, и обладает настоящим даром угадывать новые тенденции. В своем авторитетном анализе романов «нулевых» он, среди прочего, выводит на первый план » одержимость идеями государства, империи и диктатуры».

Лауреат многочисленных премий, журналист и яркая медийная личность Дмитрий Быков написал один из выдающихся современных образцов этого жанра, роман «ЖД», который на английском получил название «Living Souls» (Живые души) и вышел в свет 1 апреля 2012 года – в День дураков. В этом насыщенном и амбициозном романе автор пишет о нескончаемой гражданской войне в России между националистами и либералами. Быков прекрасно понимает, что его работа это часть литературной традиции, которая объясняет новую волну антиутопической беллетристики удушающей стабильностью или застоем, как это называют многие, предыдущего путинского президентства. «Посулили террор – и нет, либерализацию – и нет, войну – и зависло, и снова все висят в киселе, не в силах ни на что решиться». Данилкин называет быковское описание нового жанра — «неслучившееся» и добавляет, что пока тема номер один в литературе это катастрофа.

Наше страшное завтра. фото Андрея Кеззина

Апокалипсис сегодня

Роман Ольги Славниковой «2017», за который она в 2006 году получила премию «Русский Букер», стал частью этой литературной волны, описывающей альтернативное будущее. Это сложная и сильная работа, в которой налицо изобилие идей и комбинация из фантастики, романтики и триллера. Среди многих других тем автор затрагивает вопрос об эксплуатации человеком земных ресурсов и о цикличности истории. В своем недавнем радиоинтервью о «2017» Славникова назвала его «прежде всего … антиутопией», объяснив это так: «Мне очень интересно писать о будущем, потому что  в своих произведениях я могу раскрывать те тенденции, которые вижу в настоящем».

Pages: 1 2

    Print       Email

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  • Об осуждении

    Подобно тому как маленький корабельный руль ведет судно туда, куда пожелает, так и язык приводит человека либо к добру, либо ко злу
     
    Хранящий свой язык сохраняет и душу свою от многих грехов и падений.
     
    Кто может похвалиться тем, что свое сердце сохранил неоскверненным? Стало быть все мы больные, а судящий своего брата просто не чувствует того, что он больной, ибо больной больного не осуждает.

     
    Архимандрит Ефрем Святогорец

  • Мудрость Афона

    Если я вижу или слышу, что кто-то живет без скорбей и благоденствует, во всем творя свою волю, то считаю, что Бог оставил его.

    Сколь бы ни было у нас скорбей, все они закончатся и забудутся в один день. Останется только добро или зло, которое последует за душой до самого Судилища, где душа услышит великое решение о своей участи.

    Многими скорбями мы спасемся, чадо мое, ибо кто из людей освятился или был спасен, не пройдя сквозь пещь различных огорчений? Если здесь мы вкусим горечи, то там, в другом мире, наш Христос усладит нас прекрасным Своим Царством.


    старец Ефрем Святогорец (Аризонский)

    Старец Ефрем Святогорец (Аризонский)

  • Мета

You might also like...

1

Детский суицид. Игры на дороге.

Read More →