Loading...
You are here:  Home  >  вне категорий  >  Current Article

Про апостола Петра. Светлана Гончарова.

By   /  24.07.2012  /  No Comments

    Print       Email

Когда в ежеутреннем Евангелии попадается глава об апостоле Петре, всякий раз очень хочется сообщить кому-нибудь, как я его люблю! Внутри всех четырех благовествований струится эта удивительная повесть — о человеке и апостоле Петре.

Эль Греко. Апостол Петр

Ни о ком из апостолов не рассказывается в Евангелии так много и подробно, как о Петре.  Родом этот простой рыбак был из Вифсаиды, но жил в приморском городе Капернауме с женой в доме своей тещи, которую Иисус в свое время исцелил от тяжкой болезни. И мы теперь молимся, когда приходит нужда, чтобы Господь исцелил больного, как Петрову тещу. «О, если бы ты был холоден или горяч…» Петр — горяч. Он порывист, нетерпелив, иногда восторжен, говорит то, что первое приходит на ум. Когда Христос спрашивает своих учеников: «А вы за кого меня считаете?» , быстрее всех отвечает Петр: «Ты еси Христос, Сын Бога Живаго!» И слышит в ответ: «Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец мой, сущий на небесах…» Именно живому, искреннему сердцу, жаждущему Истины,  явлено это знание. «Ты — Петр (по-гречески камень), — говорит следом Христос, — и на этом камне я создам Церковь Мою, и врата адовы не одолеют ее…»

Но буквально через несколько строк читаем дальше у Матфея: «Отойди от Меня, сатана! Ты мне соблазн! Потому что думаешь не  о том, что Божие, но что человеческое». И эти слова Учителя — тоже к Петру. Потому что когда Христос сказал ученикам, что Ему надлежит скоро очень сильно пострадать от старцев, книжников и фарисеев, а потом погибнуть и воскреснуть в третий день, пылкий Петр восклицает: «Да не будет этого с Тобой, Господи!»  Сердце горячее, любящее, но — человеческое, не может оно вместить того, что говорит Спаситель. Как же так — погибнуть? Только засиял свет в их жизни — нет, да не будет этого! «Отойди от Меня, сатано!..» Вот видят ученики Христа, идущего по водам. Другие просто застыли в изумлении, Петр вскочил навстречу: и я хочу так же идти к тебе — по водам!  «Иди», — отвечает Учитель. И он идет, охваченный восторгом веры и силы, от нее исходящей. Но вера его как сильна в то мгновенье, так и кратка, потому что она — это что-то неосязаемое, а вокруг реальные бушующие волны. И в следующую минуту они уже поглощают его… Вот Петр, и Иоанн, и Яков видят на горе Фаворской преобразившегося Господа. Опять то, что предстает их взору, не вмещает человеческое сердце. Ученики не в силах поднять глаза на сияющего в небесной славе Учителя, беседующего с Моисеем и Ильей. И слышат восторженный голос Петра: «Господи! Хорошо нам здесь быть! Сотворим три сени — Тебе, Илии и Моисею…» Про себя-то он и не вспомнил. Ему и так хорошо, без всякой сени. Ах, как сладко и нам бывает повторять вслед за ним: «Господи, хорошо нам здесь быть!», когда благодать коснется души! Ничего не надо — «хорошо нам здесь быть!». С Тобой… Но вот уже приближаются скорбные дни. Великий Четверг. В Сионской горнице Петр и Иоанн приготовили все для праздничной и прощальной трапезы. Сюда пришел Христос со своими апостолами. И когда все возлегли вокруг стола, и по обряду положено было омывать ноги перед святой трапезой, среди них вдруг начался спор о первенстве, никто не хотел стать слугой другому. Тогда встал Христос, взял полотенце и начал омывать ноги своим ученикам. «Нет! — воскликнул порывистый и горячий Петр. — Тебе ли умывать мои ноги! Не умоешь моих ног вовек!» «Если не умою тебе ноги, не будешь иметь со Мной части…» — говорит Христос. «Господи! Тогда не только ноги, но и руки мои, и главу!» Вот такой он, Петр, все у него с избытком, все плещет через край. Поэтому, сказав прощальные слова своим ученикам, завещая им любить друг друга, Господь говорит еще и специально для Петра: «Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя…» «Я душу мою положу за Тебя!» — пылко обещает Петр. И добавляет: «Даже если все бы отреклись, я — никогда». «Ты ли душу свою положишь за Меня! — горьким упреком отвечает ему Христос. — Не пропоет петух, как трижды отречешься от Меня…» В саду, где Христос будет молиться до кровавых капель на челе, терзаемый смертной тоской, ненадолго, но  страшно по-человечески нуждающийся в поддержке близких своих учеников и друзей, о чем их просит настойчиво — Петр, пылкий, горячий, всюду с Учителем, первый его апостол — уснет, не вынося напряжения последних этих ужасных часов. А потом, увидев арестованного Учителя, не раздумывая, выхватит нож и отсечет ухо одному из стражников. Позже, узнаваемый то стражником, то рабыней, объятый страхом, станет уверять, что не знает Человека, которого только что арестовали и увели… И тут пропоет петух. Он не знает, что будет дальше. Как не знают и остальные. Вера мучительно борется с сомнениями. Но остальные хотя бы не клялись в верности и не отрекались трижды. …Всю ночь они пытались ловить рыбу на Тивериадском озере — надо хоть чем-то занять руки, если от тяжких дум невозможно отвлечься в мыслях.  Ничего не ловилось. Вдруг на берегу появился Незнакомец.  «Дети, есть ли у вас какая-то пища?» Услышав, что ничего они сегодня не поймали, он посоветовал закинуть сети по правую сторону лодки. Они послушались, и сети небывало наполнились рыбой. «Это Господь», — сказал Иоанн, вглядевшись. И порывистый Петр, опоясавшись одеждою, немедленно прыгнул в воду и поплыл к берегу. Ему некогда было ждать, когда причалит к нему тяжелая, полная рыб, их лодка… Они сидели на берегу и ели все вместе. Господь был с ними, и все молчали. «Симон Ионин, любишь ли ты меня?»  Перехватило горло. «Господи, Ты знаешь, что я люблю Тебя…» «Паси агнцев моих». И еще и еще раз прозвучал в тишине на берегу тот же вопрос. «Симон Ионин, любишь ли ты меня?» «Ты знаешь, Господи…» «Паси агнцев моих…», — трижды, покрывая троекратное отречение, сказал Христос, восстанавливая Петра в его апостольстве. И он пошел пасти агнцев Божиих, и служил делу Учителя своего, пока не был распят на кресте вниз головой. О том, чтобы именно так, вниз головой, попросил сам, посчитав себя недостойным быть казненным так, как казнили Христа. И в этом тоже весь он, Петр, горячий, пылкий, порывистый. Краеугольный камень, на котором была создана Церковь Христова, единая, святая, апостольская. Простой человек, не очень ученый, сомневающийся, порой малодушный, мог вот, увы, со страху и отречься. А потом всю жизнь плакать об этом. Всех нас как будто вобрал в себя этот характер. Таких разных — страстных, увлекающихся, отступающихся, плачущих, кающихся, уходящих на страну далече и возвращающихся в любящие объятия Отчие. Из нас, таких, состоит наша Церковь. И врата адовы, обещано, не одолеют ее.

Pages: 1 2

    Print       Email

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  • Об осуждении

    Подобно тому как маленький корабельный руль ведет судно туда, куда пожелает, так и язык приводит человека либо к добру, либо ко злу
     
    Хранящий свой язык сохраняет и душу свою от многих грехов и падений.
     
    Кто может похвалиться тем, что свое сердце сохранил неоскверненным? Стало быть все мы больные, а судящий своего брата просто не чувствует того, что он больной, ибо больной больного не осуждает.

     
    Архимандрит Ефрем Святогорец

  • Мудрость Афона

    Если я вижу или слышу, что кто-то живет без скорбей и благоденствует, во всем творя свою волю, то считаю, что Бог оставил его.

    Сколь бы ни было у нас скорбей, все они закончатся и забудутся в один день. Останется только добро или зло, которое последует за душой до самого Судилища, где душа услышит великое решение о своей участи.

    Многими скорбями мы спасемся, чадо мое, ибо кто из людей освятился или был спасен, не пройдя сквозь пещь различных огорчений? Если здесь мы вкусим горечи, то там, в другом мире, наш Христос усладит нас прекрасным Своим Царством.


    старец Ефрем Святогорец (Аризонский)

    Старец Ефрем Святогорец (Аризонский)

  • Мета

You might also like...

Read More →