Loading...
You are here:  Home  >  новые публикации  >  Current Article

Узбек. Сын гордого народа.

By   /  28.09.2012  /  8 комментариев

    Print       Email

Недавно мой троюродный брат, русский по национальности и живущий с рождения в Ташкенте, пристал мне по электронной почте интересный рассказ. В нем как бы от первого лица, но говоря про себя в третьем, ведет повествование некий узбек, работающий в Москве. Наверное, он нелегал. Да собственно, это не так и важно. В этом рассказе раскрывается видение окружающего мира глазами человека центрально азиаткой культуры, которого потребность снискания достатка и благ европейской цивилизации привела на заработки в Россию. Рассказ – притча интересен и местами трогает сердце, местами возникает ощущение  романтизации образа героя, где то возникают вопросы. Так или иначе, это повествование того самого парня, который мимо вас сегодня утром тащил на тележке контейнер из мусоропровода вашего подъезда; который сегодня мыл отбойник на краю дороги, когда вы проезжали мимо; который кладет вам на даче кирпичную кладку и т.д и т.п….

Узбеки в Москве, количество, качество, будущее. Монолог московского узбека.

Узбек едет на север,

неродной и непривычный, где деревья не нуждаются в поливе, где еда пресна и тяжела для желудка, где снег и холод царят по полгода.

Узбек с детской радостью оглядывает улицы, людей, сказочных девушек, рекламные плакаты и машины, чуть не попадает под жигулевские колеса бомбилы-азербайджанца и слышит мат, очень похожий на его родной.

Узбек метет российские улицы, одетый в яркую спецовку, похожую на хитин ядовитого жука. Он убирает бычки, пивные банки, осколки стекла, яркие упаковки вещей, недоступных его зарплате, из который мордастый мэрский чиновник украл половину. Проходящие мимо местные обходят его, как прокаженного, хотя он делает чище их города — но не жизни.

Согласно официальным данным, в Москве проживает около 37 тысяч узбеков. Однако еще в 2001 году  казахская газета «Навигатор» называла 150 тысяч.

Узбек сгребает снег, бесконечно растущий из серого неба снег, сущность этой страны, и придумывает новые слова для его разновидностей, не зная, что подражает гренландскому инуиту.

Узбек кладет кирпич на стройке дома, где одна квартира стоит больше всего, что он заработает за всю свою жизнь.

Узбек берется ремонтировать пустую новую квартиру, но его бригадир сбегает с авансом, и он две недели живет на хлебных корках и бычках из подъезда, пока разъяренный хозяин квартиры не сдает его в милицию, вон из моей страны, чурка.

Узбеки в Москве, количество, качество, будущее. Монолог московского узбека.

Узбек долго не понимает, что это слово — оболганное гордое имя его предков-тюрков, которые когда-то правили Евразией от Китая до Болгарии и Египта.

Узбек протягивает менту зеленый паспорт, в который вложена пятисотрублевая бумажка, и надеется, что этим дело и обойдется. Пьяные менты развлечения ради стреляют по сбивающему сосульки узбеку, пуля попадает в позвоночник, а врач приехавшей за ним скорой говорит протрезвевшим ментам: что, опять?

Серым зайцем узбек мечется от позорных волчар-омоновцев, которые определяют его рабом на стройку своего генерала и отрабатывают на нем болевые приемы.

Узбек заполняет телефон родными песнями и слушает их со слезами на глазах, выпив пива или водки в своей единственный выходной. Другой узбек крадет у него телефон и оправдывается: песня понравилась.

Узбек покупает телефонную карточку и набирает непослушные цифры кода, чтобы с замиранием сердца слушать голоса жены и детей, искаженные эхом дешевой ай-пи-телефонии.

Узбек осваивает электронную почту, чтобы получать письма от старшего сына с фотографией подросшей младшей дочери, которая уже не помнит отца.

Узбек пьет пиво и водку в количествах, ранее ему неизвестных. На шатких полусогнутых ногах он идет в родной подвал, пением стремится высказать нежданную свободу, корчит зазывные рожи проходящим девушкам и больно огребает от их кавалеров.

Узбеки в Москве, количество, качество, будущее. Монолог московского узбека.

Узбек заигрывает с русской женщиной, и она вдруг отвечает взаимностью. После первой ночи с ней он впервые чувствует любовь к этому городу. Через полгода она звонит его маме и говорит ему: она меня плохо поняла, но очень милая.

Узбек выстаивает в очередях, чтобы отправить три тысячи рублей, и кассирша долго переспрашивает буквы в имени его матери, в самом драгоценном имени на земле.

Узбек едет на станцию метро под тремя вокзалами, чтобы купить фальшивую регистрацию у другого узбека, наглого и одетого, как пижон из Старого Города.

Узбек пашет и мнет темную северную почву, так непохожую на родной суглинок, и под его пальцами она родит памдор, бодрин и модную траву под названием руккола.

Узбек путается в склонениях и спряжениях русского языка, так непохожего на строгий грамматический строй тюркских наречий. Но первое новое слово, которое он с отвращением примеряет на себя – немецкое «гастарбайтер».

Интерфакс: Гастербайтеры, возможно, начнут сдавать экзамены по русскому языку с 2013 г. Экзамены будут проводиться для иностранцев, желающих работать в сфере ЖКХ, в торговле и в сфере обслуживания.  По по данным миграционной службы это около 2 млн человек.

Узбек пытается объяснить местным величие и значение своего народа, упоминает ибн Сину, Аль-Хорезми и выросшего в Фергане актера Абдулова, и уверяет, что фраза «Салом, шох!» из узбекфильмовского перевода «Ивана Васильевича» звучит гораздо лучше и складней, чем «Здравствуйте, царь!»

Узбек не знает, что актер Абдулов предал убитых андижанских повстанцев, одобрив действия рябого узбекского президента. Узбек очень мало знает об Андижане.

Узбек сглатывает слюну на надписи «Чайхана» или «Бабай-клуб», но точно знает, что приготовленные им плов и шашлык будут во сто раз вкуснее. Он готовит плов на даче нанявшего его русского и слушает рассказы о его армейской службе под Самаркандом.

Узбек осваивается, поднимается, буреет, отращивает живот, покупает машину, получает гражданство и привозит семью. Он начинает нанимать других узбеков, которые питают его самомнение своим уважением и страхом.

Другой узбек продает выросшие в его кишлаке мочалки в переходе метро, и разодетая женщина с почти бритой головой говорит своему спутнику: купи четыре, они самые полезные.

Узбек слышит песню Гребенщикова о тайном узбеке и не понимает, о чем тот поет.

Узбек бежит напропалую от семерых пьяных бритоголовых с молотками и насмерть заточенными отвертками в руках. Другой узбек не успевает.

Узбек идет к зданию своего посольства, чтобы наклеить на стену объявление о пропаже брата, которое начинается словами: дорогие мусульмане, помогите! Но охранник с руганью отдирает объявление и топчет ногами его надежду на помощь.

Узбеки в Москве, количество, качество, будущее. Монолог московского узбека.

С каждым прошедшим месяцем своей российской жизни узбек отмечает рост поголовья своих сограждан, краем уха определяя: этот из Бухары, этот из Андижана, эти с Термеза.

Рядом с ним работают молдаване и таджики, и узбек понимает, что его родина не так уже бедна. Но только здесь он понимает масштабы раковой опухоли власти, сосущей соки из тела его страны уже двадцать один год.

Узбек идет к мечети на Поклонной горе в день ураза-байрама, расстилает на асфальте кусок обоев, говорит «Ассалому алейкум, рахматулло» сидящим рядом с ним аварцу и киргизу и вдруг понимает, что двести тысяч мусульман, одновременно с ним сказавшие «Аллаху акбар», достойны в этом городе лучшей жизни.

А на следующий день узбек опять метет знакомую до последнего кустика московскую улицу, опять сгребает снег, для которого он придумал двенадцать названий, опять кладет кирпич и клеит обои. Опять пашет и мнет тёмную местную русскую землю, потому что в ней уже лежат его мертвые и на ней растут его дети.

Узбеки в Москве, количество, качество, будущее. Монолог московского узбека.

Ходжа Насреддин из Москвы

От себя скажу только одно. Недавно мне случилось заочно вступить в полемику с молодой девушкой из Калининграда. Формальным поводом послужило обсуждение в одной из социальных сетей сроков появления в продаже на территории России нового Айфона 5. Все бы ничего, но в ходе переписки, полной смайликов и прочих принятых в интернете «аксессуаров»,  Россия  была названа «Рашкой». Я не смог не оставить без внимание  упоминания так исковерканного имения нашей родины ее же коренным жителем и гражданином и счел возможным обратиться к этой девушке с начала мягко и из далека, с намеками. Потом понял, что бесполезно и уже высказал все что думаю «в лоб». Эмоций много, но суть довести удалось. Надеюсь, она поняла и больше не будет неосознанно использовать неуместный сленг, говоря о родной державе. Наш язык – это наша самоидентификация. Некоторые бы очень хотели, что бы русские считали себя жителями дремотной, убогой и примитивной «рашки».

Узбеки в Москве, количество, качество, будущее. Монолог московского узбека.

Так вот. Мне почему то кажется, что тот самый узбек называет Россию ее полным и исполненным ценностью именем.

_

Евгений, «Правновости»

2012, сентябрь

_

    Print       Email

8 комментариев

  1. Cthutq:

    Рустам! Да шел бы ты … Вали в свой аул и улучшай жизнь.

  2. Тамерлан:

    Ну уже не актуально про бедных гастарбайтеров!!! Ненужно было отделяться. Пусть вступают в состав России. Захотели самостоятельно жить, теперь хотят в России жить, потом еще чего нить захотят. Нянькаться никто не будет. О них руководство узбекистана не переживает, они думают тут кто то будет долго переживать? Такая сейчас мода идет. бедные гастарбайтеры, мучаются. Разве Россия в советские времена грязная была. дворники намного чище убирались, и раком не стояли на площадях, противно прям. Посмотрите фото советского времени в инете, полно.

  3. admin:

    Рустам, если Вы хотите здесь оставлять комментарии, будьте пожалуйста, аккуратнее в выражениях. И если бы нас не интересовало мнение узбеков, подобной статьи здесь бы не было.

    • Рустам:

      Я прошу прощения у всех кого оскорбили мои коментарии. Прошу у вас и у Бога!

      • Serge:

        Уважаемый Рустам, если Вы еще не поняли причины удаления Ваших комментариев, я сожалею об этом. Дело в том, что они содержат высказывания, разжигающие межнациональную рознь, а также носят экстремистский характер. Тем более, что некоторые из них, мягко говоря, имеют хамскую интонацию. Любая из этих причин делает комментарий неприемлемым для нашего сайта. Так что, Рустам, при всем уважении к узбекской национальности, в случае продолжения попыток запостить подобные комментарии, мы будем вынуждены внести Ваш адрес в черный список.
        Тем более, что статья-то весьма уважительно говорит и об узбеках, и об их культуре.
        Кстати, у меня есть несколько знакомых крещеных православных узбеков. Замечательные люди! И детишки у них чудесные. Причащаются каждое воскресенье. Жалко только, что родня их считает изгоями. Как-то это не по-божески.
        Удачи, Рустам.

      • Рустам:

        Меня сама статья не оскорбила. Написано правильно и грамотно. А вот комент Елены с явными признаками превосходства и неуважения и даже брезгливости к моему народу у меня вызывает сильное возмущение. Откровенная ложь и брюзжание разве может кому то понравиться? Мой народ намного толерантнее и уважительнее. Почему вы не удаляете тогда и его, этот комент. Кстати мой сын тоже крещён!

      • Serge:

        Извините, Рустам, но Ваши комментарии были гораздо жестче, классифицировали людей по расовому признаку и по этому же признаку давали оскорбительные оценки.
        Если же Вы готовы к конструктивному обсуждению тех или иных проблем, мы всегда рады Вас поддержать

  4. Елена:

    Не берусь идеализировать, что в умах азиатских сограждан.
    Конечно, важно, что человек добросовестно трудиться на своем
    рабочем месте. Но труд — он везде труд, неужели наши бабушки хуже убирали, но они трудились для нас с вами, для страны, города, поселка, для будущих потомков. Убирая за нами, как мы выражаемся они это делают не для нас с вами, а для своих жён и детей. Они просто выживают.
    А нам надо быть внимательными, не путаться и не забывать что они сейчас здесь не для нас, а для себя. И принимать нашу культуру, традиции они не собираются. Они пришли в чужой монастырь со своим уставом.
    Конечно, в отличии с чеченцами и дагестанцами они тихие и смирные, но это только пока.
    Интересно, кто нибудь из нас их действительно может различить, когда они в метро стоят стаями в ожидании друг-друга в черных куртках и кепках, все в одной одежде, это тоже случайность… или на ярославке в ожидании работы.
    А уж сколько детей оставленных в роддомах в ожидании российской семьи и это только начало….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  • Об осуждении

    Подобно тому как маленький корабельный руль ведет судно туда, куда пожелает, так и язык приводит человека либо к добру, либо ко злу
     
    Хранящий свой язык сохраняет и душу свою от многих грехов и падений.
     
    Кто может похвалиться тем, что свое сердце сохранил неоскверненным? Стало быть все мы больные, а судящий своего брата просто не чувствует того, что он больной, ибо больной больного не осуждает.

     
    Архимандрит Ефрем Святогорец

  • Мудрость Афона

    Если я вижу или слышу, что кто-то живет без скорбей и благоденствует, во всем творя свою волю, то считаю, что Бог оставил его.

    Сколь бы ни было у нас скорбей, все они закончатся и забудутся в один день. Останется только добро или зло, которое последует за душой до самого Судилища, где душа услышит великое решение о своей участи.

    Многими скорбями мы спасемся, чадо мое, ибо кто из людей освятился или был спасен, не пройдя сквозь пещь различных огорчений? Если здесь мы вкусим горечи, то там, в другом мире, наш Христос усладит нас прекрасным Своим Царством.


    старец Ефрем Святогорец (Аризонский)

    Старец Ефрем Святогорец (Аризонский)

  • Мета

You might also like...

Папа

Сколько стоит папская сутана?

Read More →