Loading...
You are here:  Home  >  новые публикации  >  Current Article

Священник. Наперекор всему.

By   /  08.10.2012  /  8 комментариев

    Print       Email

Читаешь иной раз о человеке и не можешь понять, откуда, из какого источника черпает он свои силы? Ведь совершенно понятно, что все кончено, нет надежды, возврата, правды нет. Ну почему он наперекор всему спорит? Священник из Псковской епархии протоиерей Павел Адельгейм. Один против системы, один против государства и лагерного начальства, один против всех. Такие странные несгибаемые люди, жили когда-то в России, но большинство из них примерили мученический венец в 20-е прошлого века. И нам бы держаться рядом с чудом оставшимися, успеть научиться их мужеству и верности, успеть посмотреть на жизнь их умными и терпеливыми глазами, успеть к ним на литургию… успеть.

отец Павел Адельгейм, псковский священник против епископа

отец Павел Адельгейм

 

Детство. Сын врага народа

Уже в 90-е я познакомился с делом отца, «врага народа», – рассказывает о своем детстве батюшка. — Протокол первого допроса: вопрос-ответ. Во втором — вдруг начинает сознаваться, что после прихода Гитлера мечтал захватить всю культуру Ивановской области в свои руки. Понятно, что заявления эти сделаны под пытками. Об этом мне сказали опытные юристы, оснований для приговора не было. Документы о реабилитации говорят, что все обвинения построены на самооговоре. А моя мать искала справедливости, со мной — двухгодовалым — пошла в НКВД. Там её и оставили, а меня отправили в детдом.

Православная община

Зеленый свитер — эту вещь в клетку он никогда не забудет. После войны они жили на поселении, под Карагандой. Мать работала табельщицей на цементном заводе, и ей было запрещено выезжать за пределы посёлка. Она дала сыну 50 рублей и отправила за покупкой в Караганду. Но ноги сами привели его к православной общине.

Сначала была потребность в доброте, которой щедро делились прихожане с полуголодным подростком, потом — любопытство и романтика ночных богослужений. А самое главное — рядом были люди, которые могли ответить на сложные вопросы.

Киевская духовная академия

Киевская духовная академия

Страстная пятница. Семинария

1959 год. Киев. Духовная семинария. 1 мая и Страстная пятница. Но семинаристы готовятся к Первомаю. Отец Филарет — тогда ректор, ныне патриарх Украины — дописывает последние строки доклада. И вдруг к нему приходят двое учащихся. Один из них Павел Адельгейм: «Как же так, отец-ректор? День скорби, а мы песни будем петь?» Хоть и был ректор всего на 10 лет старше воспитанников, но понимал, что подстраиваться под власть необходимо…

— Забыли, на чьей земле живёте, чей хлеб едите, и чьим воздухом дышите? Вам всё дала советская власть! Я – сын простого шахтёра. Кем бы я был при старой власти? А теперь – ректор духовной семинарии!

После такой обличительной речи ученику третьего класса семинарии Павлу Адельгейму было предложено написать прошение об уходе. Инспектор по-дружески предупредил: не уйдёшь сейчас, на следующий год найдут, к чему придраться.

Верочка. Венчание в оцеплении.

Но судьба была щедрой на добрых людей. Так, монахи-молитвенники Киево-Печерской Лавры, у которых до семинарии жил паренёк, посоветовали уехать к отцу Гермогену Голубеву, архиепископу Ташкентскому. Но сначала надо было жениться. Хорошо говорить, а если девушек не было? Школа, семинария, лавра. Но священник из Черниговской области, посоветовал: мол, в его приходе есть добрая прихожанка 17-ти лет, сватайся. На том и порешили. Всю ночь от Чернигова тряслись на машине, а потом заявились…

— Я тогда философией увлекался, — улыбается отец Павел. – А древние философы как ходили? В длинных пальто. Конечно, был у меня просто длинный прорезиненный плащ без рукавов и рубашка.

— Не рубашка, а курточка, – смеётся Вера Михайловна. – А на брюках две заплаты…

Жених приехал, когда я ещё последний экзамен за 10 класс не сдала… В семье невесты, чей отец погиб на фронте, последнее слово было за набожным дедом: «Иди! С куском хлеба будешь, и бита не будешь!» А вот венчанием они наделали переполох. Досталось и Вере: председатель колхоза все матерные слова собрал — такая-сякая, за попа выходишь, а после предупредил, что сам он контуженный, и если всех перестреляет, то ему ничего не будет. На венчание прибыла милиция, оцепила храм.

Но не забывайте, что год на дворе 1959-й. Люди на селе были практически крепостными и не имели паспортов. Вере его выдали лишь после заключения брака.

Верочка. В лагерь в 30 лет.

Удивительно, но отец Павел по-доброму вспоминает и самые тяжёлые времена. Годы, которые он провёл в лагере, и куда его отправили якобы за «клевету на советскую власть», когда он заканчивал строить с прихожанами храм под Бухарой. Было батюшке всего 30 лет.

— Это ведь время молодости, а тогда всё легко.

А вот что пришлось перенести его кроткой Верочке: одна, да ещё с тремя детьми… Её и из дома выселяли, и жить надо было как-то дальше на 65 рублей.

— А я что? Сиди и сиди, — с какой-то безропотной улыбкой говорит вслух отец Павел и накрывает своей рукой руку супруги. — А вот Верина жизнь — это целая история… Давай лучше, Верочка, чаю попьём, у тебя есть такой — в золотых обёртках.

Лагерь. Его убивали и почти убили

гулагМало кто знает, что именно лагерь сделал отца Павла инвалидом. — Уголовники — они же мальчишки молодые из неполных и пьющих семей — сразу ко мне потянулись, как к старшему. Я им песни разные пел (они особенно любили военные), стихи читал, о жизни разговаривали…

Непокорный характер отца Павла не позволил ему смириться и здесь. Начальник попытался сделать в лагере красную зону, а потому случилось массовое избиение зэков до бессознательного состояния. Увы, вмешательство молодого заключённого священника Адельгейма не прошло ему даром. Было три покушения на жизнь: сначала вагонетка едва не перерезала его пополам, потом спущенные бревна, третья попытка оказалась удачной. Когда он работал со сварочным аппаратом, на него наехал кран. Увернуться удалось, но нога — ниже колена — была повреждена: задеты вены и сухожилия. Раненый Павел вовремя перетянул ногу ремнём и остановил кровотечение. Доктор сказал, что операция не сложная, но сделать её не позволили. Почти месяц держали больного на грязном полу, пока не началась гангрена. Ногу ампутировали выше колена… Но батюшка никогда и никому не жаловался.

Несгибаемые

Лет 20 назад ему довелось сопровождать в поруганную Крыпецкую обитель будущего первого её настоятеля отца Дамаскина, журналистов и съёмочную группу немцев из Баварии. Вот что вспоминает один из участников того перехода Олег Константинов:

— Вёрст 10 мы протопали пешком по непроходимому болоту, так называемому Ярославову мосту. Все были едва живыми, но только батюшки были впереди нас и излучали оптимизм… После возвращения в Псков я с ужасом узнал, что отец Павел шёл туда и обратно на одной ноге. Большего шока я в жизни не испытывал…

Вот такие они — несгибаемые. Их крест даже издали кажется неподъемным, нестерпимо тяжелом. Упаси Господь. А они все-таки идут и несут его.

В Пскове с 1976

С 1976 года дружное семейство Адельгеймов живёт в Пскове. За это время испытано счастье и горести, сложные отношения с начальством… Будут приходы в Писковичах и в Богданово, родная школа регентов, которую у него практически отобрали, и такой же родной храм Жён Мироносиц… Кстати, «Адель» в переводе с немецкого — благородный, а «хейм» — дом, можно дать и второй перевод – дворянское гнездо. Сама же история рода Адельгеймов уходит в петровские времена, когда умных и характерных немцев приглашали в Россию. Сегодня у отца Павла шестеро внуков. Одна дочка — в Америке. Рядом — любящий сын, внуки и вторая болящая дочь.

Протоиерей Павел Адельгейм

Протоиерей Павел Адельгейм

Настоящее. Опять один против системы.

Настоятель храма Жен Мироносец в Пскове, отец Павел вдруг не соглашается быть как все. Когда все приходы подписывают по копирку новые приходские уставы, он не соглашается с епархиальным начальством. Разговор в таких случаях короткий. Система Русской Православной Церкви неумолима. Отца Павла снимают с должности настоятеля. А он опять не соглашается и отправляется в суд. Прецедентов подобных делу отца Павла нет. Священник, отчего-то ставший неугодным благочинному или епископу, обычно, молчит и терпит. Выхода нет, церковная иерархия не знает сопротивления, она жестко централизована и этим очень похожа на иерархию армейскую. Не зря священники как и военные «служат».
Несгибаемый протоиерей Павел Адельгейм доказывает в суде свою правоту и возвращается в свой храм, но храма уже новый настоятель и епархиальная власть не станет терпеть сопротивление простого иерея. Отца Павла выводят за штат. Сказать выгоняют — не получается — таких батюшек все-таки выгнать нельзя.
Отец Павел разбирается в законодательстве лучше многих церковных юристов. В своем блоге он кропотливо выкладывает историю борьбы «в документах». Ответчики, истцы, адвокаты, судьи…
Когда же, наконец, закончится время всевластия этих самодуров, которые забрались на высокие кресла и в миру и в Церкви? Неужели ни один из архиереев не может вступиться за пожилого священника, потерявшего в советских лагерях ногу, но сохранившего совесть? Ведь кажется все просто, дайте жить батюшке, которого любит и знает его приход, да еще чуть ли не весь Псков. У Святейшего Патриарха Кирилла, насколько мне помниться, репрессирована семья. Почему не вмешается Патриарх? Наверное, не слышно ему там наверху, как стучится о епископский престол священник, не искавший в жизни ни чинов ни званий, ничего кроме служения не желающий?
«Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас» (Мф.5,10-12) 
Помолимся за отца Павла. Несгибаемого православного священника. Если вы думаете, что история закончена — вы ошибаетесь. Заштатный теперь священник отец Павел Адельгейм совершенно не собирается сдаваться.
_
2012, октябрь
Подробнее о борьбе отца Павла и епархиального начальства: здесь
Блог отца Павла в ЖЖ: здесь
    Print       Email

8 комментариев

  1. Михаил:

    Отец Павел жил и будет жить.
    Не стало тех, кто присвоил себе околоцерковную власть.

  2. Евгений:

    Мученик за веру Христову, святой человек! Уходят святые отцы, такие как он… Настрадавшись по полной, испившие чашу сверх всякой меры, но оставшиеся верными до конца, до крови. Господь праведников своих призывает к себе, их путь пройден… Нам бы частичку их искренности, веры и воли! Со святыми упокой Господи душу раба твоего мученика убиенного протоиерея Павла и нас грешных помилуй и спаси, яко благ если и Человеколюбец!
    Я чувствую, мне так кажется, что отец Павел слышит наши молитвы…

  3. usto:

    Про таких людей, как отец Павел говорят, что они умирают дважды: один раз своей смертью, другой раз вместе с нами.

  4. Мария:

    Да, как жаль, что теперь об этом замечательном духоносном наставнике человеческих душ надо говорить — был… Но он будет жить ещё очеь долго в сердцах и душах тех, кого он наставлял, кому он помогал, а враги и недруги,которые его объявляли врагом народа, которые его поносили, унижали и гнали, и которых он не боялся никогда — о них никто и не вспомнит, как только они уйдут из жизни, про них тотчас и забудут, разве только — плохой был человек, совсем дурной! Царство небесное, отец Павел. Верю, что ты находишься теперь, твоя душа — в светлых обителях Бога…

  5. Наталия:

    Упокой Господи раба Твоего светлейшего протоиерея Павла! В наше время настоящих пастырей, Служителей Свободы Духа, Любви, Истины сыскать трудно…они уходят …Мучениченический венец не каждый заслужит. Сейчас какие батюшки — подойдешь, а им опять не до тебя… А ему всегда было до тебя — сердце не обманешь.
    А сколько про него было всякого злословия — и властям не покорен, и кочетковец…и кто говорил…те кто никогда с ним лично не были знакомы. Как жалко, что у нас так: свои против своих. В евангелии сказано «надлежит быть разномыслиям между вами, что б обнаружились мудрые», а у нас индивидуальность надо сравнять, всех под «евро», а если ты просто иной — значит враг! Советская действительность еще не кончилась психологически — невместима свобода духа, творческая личность…о.Павел -человек ВЫСОКОГО духа, ВЫШЕ и той действительности и этой, современной, он — духом — житель горнего мира всегда и теперь уже явственно. Вечная память, Батюшка!

    • Надежда:

      Как верно вы выразили мои мысли!

      Царствия Небесного удостой Господи отца Павла!

  6. Ольга:

    Царствия Небесного! Со Святыми упокой, Господи, душу новопреставленного отца Павла!

  7. Ярос:

    Всё. Закончена история. Не стало сегодня Батюшки!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  • Об осуждении

    Подобно тому как маленький корабельный руль ведет судно туда, куда пожелает, так и язык приводит человека либо к добру, либо ко злу
     
    Хранящий свой язык сохраняет и душу свою от многих грехов и падений.
     
    Кто может похвалиться тем, что свое сердце сохранил неоскверненным? Стало быть все мы больные, а судящий своего брата просто не чувствует того, что он больной, ибо больной больного не осуждает.

     
    Архимандрит Ефрем Святогорец

  • Мудрость Афона

    Если я вижу или слышу, что кто-то живет без скорбей и благоденствует, во всем творя свою волю, то считаю, что Бог оставил его.

    Сколь бы ни было у нас скорбей, все они закончатся и забудутся в один день. Останется только добро или зло, которое последует за душой до самого Судилища, где душа услышит великое решение о своей участи.

    Многими скорбями мы спасемся, чадо мое, ибо кто из людей освятился или был спасен, не пройдя сквозь пещь различных огорчений? Если здесь мы вкусим горечи, то там, в другом мире, наш Христос усладит нас прекрасным Своим Царством.


    старец Ефрем Святогорец (Аризонский)

    Старец Ефрем Святогорец (Аризонский)

  • Мета

You might also like...

%d0%bc%d0%b8%d0%bd%d0%b8%d0%b0%d1%82%d1%8e%d1%80%d0%b0

Рождественский пост с 28 ноября по 6 января

Read More →