Loading...
You are here:  Home  >  новые публикации  >  Current Article

Апокалипсис на фресках афонского монастыря Дионисиат

By   /  01.01.2013  /  2 комментария

    Print       Email

Закончился двенадцатый год второго тысячелетия от Рождества Христова. Смутное время. В декабре прошедшего года ждали конца света. Многие из нас, православных христиан, перед лицом суеверий, охвативших весь мир, с сомнением смотрели на календарь. Но вот перешагнули мы и этот очередной рубеж сомнений.

На вопрос о конце света один афонский монах ответил мне коротко:

«Христос же ясно сказал: дня и даты конца света НИКТО не знает. Если это 21-12-12, то Христос ошибся. Вот вкратце и вся глупость этого суждения.»

С наступлением Нового 2013 года мы бы хотели познакомить Вас, уважаемые наши читатели, с чрезвычайно интересным и редким материалом. Это апокалиптические фрески афонского монастыря Дионисиат. Материал специально для нашего сайта переведен с греческого языка на русский в конце 2012 года. Фотографии собраны из различных источников.

афонский монастырь Дионисиат

монастырь Дионисиат, святая гора Афон

 

Фрески Дионисиата. Апокалипсис.

Чудесные сцены из Апокалипсиса относятся приблизительно к середине 16-го века и представляют собой древнейший полный цикл на всем Православном Востоке. Он состоит из 21 сцены, и большинство из них подвергались позднейшей переписке. Они занимают оставшуюся часть двух узких стен и почти всю южную стену. Цикл начинается с 12 сцен справа от главного входа к западу, а остальные 9 сцен расположены слева от входа в восточной стороне.

Эти сцены иллюстрируют текст одноименной последней книги Нового Завета (и всего Священного Писания), которая несет особое дуновение Пресвятого Духа. Эта книга содержит описание жизни Церкви, ее преследование, возрождение человека, воссоздание тварного мира, отношения верующих и неверующих и вечная слава. Также она повествует о последних ударах, которые падут на нераскаявшееся человечество, а также о появлении и об окончательном сокрушении антихриста. Но центральной идеей является явление Христа в сопровождении небесных сил, то есть второе пришествие, конечное воскресение, за которой последует перелом, единение верующих со Христом и непрерывная, но в конце-концов победоносная борьба Христа и Церкви против богопротивных сил. Первые главы (1-3) евангелист начинает с пересмотра настоящего состояния  Церкви своего времени и отправляет 7 писем к стольким же Церквям Малой Азии.

Росписи приковывают взгляд зрителя и производят особое впечатление, приводят в трепет любого, смотрит ли на них специалист-исследователь или простой верующий. Поэтому мы думаем, что здесь стоит привести их подробное описание.

Все сцены вместо надписей сопровождают один, два или больше стихов, написанных большими буквами из соответствующего текста (Апокалипсиса) сверху и снизу.

1-я сцена: явление Иисуса Иоанну (1, 9-20)

Христос является евангелисту Иоанну и диктует ему Апокалипсис. Его присутствие говорит о важности и подлинности книги. Он изображен на облаке почти во весь рост и анфас с золотым поясом на высоте груди и с поднятой правой рукой, в которой он держит 7 звезд, символы епископов церквей. Христа окружают 7 зажженных светильников, которые символизируют 7 малоазийских церквей, к которым обращена книга Апокалипсиса в форме письма. Ниже сидит исступленный Иоанн, его кресло поднялось в воздух перед горой, а взгляд и слух со вниманием обращен ко Христу.

первая сцена Апокалипсиса на фресках Дионисиата

первая, вторая и третья сцены Апокалипсиса на фресках Дионисиата

 

Надпись: (вверху сцены) Я Иоанн бы в духе, и обратившись, увидел семь золотых светильников и, посреди семи светильников, подобного Сыну Человеческому, облеченного в подир и по персям опоясанного золотым поясом. (1, 9-13)

На нимбе Христа: Сущий, (над головой Иоанна) Иоанн Богослов

2-я сцена: Небесная литургия, книга и агнец (4, 1-5, 14)

Изображен Бог-отец на престоле, которого несут ангелы и окружают четыре крылатых символа евангелистов, которые несут 6 крыльев и многочисленные черные знаки (очи) на теле и на крыльях. Над головой центральной фигуры Господа небесных чинов изображены 7 факелов, «семь духов Божьих», которые символизируют Святой Дух и полноту его энергий, а далее радуга, о которой идет речь в тексте. Она считается символом мира между Богом и людьми. Слева и справа стоят 24 пресвитера, по 12 с каждой стороны: они сидят на престолах, молятся и славословят Бога с гуслями и фимиамом. Они отождествляются с небесными ликами (или множеством святых). Одновременно они поклоняются агнцу, стоящему на двух задних ногах «семирогому агнцу», который символизирует Христа и который пытается открыть тайно запечатанную книгу, находящуюся в ногах Божьих.

Надпись:  И вот престол стоял на небе, и Сей Сидящий видом был подобен камню яспису, и радуга вокруг престола (4, 2-3)

3-я сцена: Четверо всадников (6,1-8)

Четыре всадника изображены в построении устремляющимися на испуганных людей. Они различаются между собой цветом коней, головным убором, одеянием и оружием, которое они держат в правой руке: первый на белом коне носит царский венец и поднимает лук (символ победы, власти и царства), второй рыжий носит шапку и держит меч, третий вороной держит весы и сеет голод по земле. А четвертый бледный. Кажется, что последний выходит прямо из открытой пасти адского зверя, поражая копьем (трезубцем) падших на землю людей и сея везде смерть. Одновременно тот же зверь в нижней левой части иконы изрыгает пламя из пасти, усиливая и дополняя дело смерти» и других всадников.

Надпись: И вот конь белый, и на нем всадник, имеющий лук, и дан ему был венец, и вышел он как победоносный (6,2).

четвертая сцена Апокалипсиса на фресках Дионисиата

третья и четвертая сцены Апокалипсиса на фресках Дионисиата

 

4-я сцена: Открытие пятой печати (6, 9-11)

Шесть ангелов разворачивают длинную белую ткань сверху и сзади столообразного жертвенника, чтобы обернуть в ней нагих мучеников, находящихся в нижней части изображения. Под жертвенником можно различить мертвые тела еще шести мучеников, одного рядом с другим. Вероятно, речь идет об антиминсе, то есть о ткани, покрывающей Святой Престол, без которой невозможно совершить православную литургию. В нее вшиты мощи святых и мучеников.

Надпись: Я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели (6,9).

5-я сцена: Снятие шестой печати (6, 12-17)

В верхней части изображены два облака, перекрещивающиеся между собой, которые окружают и луну, красную как кровь, и солнце в тот момент, как оно темнеет. В нижней части изображены разрушенные сильным землетрясением городские стены. Люди, испуганные всем происходящим, прячутся группами в пещерах – горных прибежищах. Разрушение мира сопровождается звездным дождем. Звезды с огнями падают на город и скалы.

Надпись: + И когда Он снял шестую печать, я взглянул, и вот, произошло великое землетрясение, и луна сделалась как кровь и звезды небесные пали на землю (4, 12-14).

пятая сцена Апокалипсиса на фресках Дионисиата

пятая сцена Апокалипсиса на фресках Дионисиата

6-я сцена: Запечатление 144.000 избранных (7, 1-12)

Сначала изображается ангел на облаках, который держит на плече крест, «печать Бога Живаго», а ниже другие четыре ангела приказывают поднятыми мечами ветрам не дуть ни на землю, ни на море. В нижней части можно различить еще одного ангела, который в левой руке держит чашу, а правой рукой запечатывает избранных (12.000 из каждого колена Израилева), очерчивая знак креста на челе. Также в центре композиции за скалами вторая группа людей, одетых в белое, которые «прошли великое гонение, омыли свое одеяние и обелили его кровью Агнца».

Надпись: + И после сего видел я четырех Ангелов, стоящих на четырех углах земли, держащих четыре ветра земли, чтобы не дул ветер ни на землю, ни на море, ни на какое дерево. 

И видел я иного ангела, восходящего от востока солнца и имеющего печать Бога Живаго (7, 1-2).

Шестая сцена Апокалипсиса на фресках Дионисиата

Шестая сцена Апокалипсиса на фресках Дионисиата

7-я сцена: Седьмая печать и золотая кадильница (8,1-13)

Седьмая сцена Апокалипсиса на фресках Дионисиата (фрагмент)

Седьмая сцена Апокалипсиса на фресках Дионисиата (фрагмент)

Изображен Иисус в белой одежде (Пантократор), сидящий на троне в окружении семи ангелов, трубящих в трубы высоко в сторону центра. Другой ангел напротив изображен с кадильницей, из которой исходит дым. Под этой главной сценой изображен немного приподнявшийся, как будто летящий справа налево на облаках, ангел гнева, а с двух сторон за ним следуют солнце и луна. Наконец, в самой нижней части можно различить суда, которые разбивает о скалы бурное море.

Надпись: И видел я семь ангелов, которые стояли перед Богом, и дано было им семь труб. И пришел иной ангел, и стал перед жертвенником, держа золотую кадильницу, и произошли голоса и громы, и молнии и землетрясение (8,2-5)

(на нимбе с крестом у Иисуса): Сущий

Седьмая сцена Апокалипсиса на фресках Дионисиата

Седьмая сцена Апокалипсиса на фресках Дионисиата

 

 8-я сцена: Пятая труба (9, 1-12)

Справа верху изображен трубящий ангел, обращенный к центру, тогда как большую часть композиции занимает построенный из равной величины камней «кладезь бездны» со звездой и человеческим ликом (головой) в дыму, поднимающемся из колодца в виде гриба. Из-за дыма солнце и луна затемнены, тогда как люди внизу пали мертвыми. Одновременно с небес падают многочисленные крылатые чудища (саранча) с человеческими головами, царскими венцами и хвостами с жалом, предназначенным, чтобы жалить людей, не носящих печать Божию на челе.

Надпись: Пятый ангел вострубил, и я увидел звезду, падшую с неба на землю, она отворила кладезь бездны, и вышел дым из кладезя, и помрачилось солнце, и из дыма вышла саранча, и дана ей была власть, какую имеют земные скорпионы (9,1-4).

Восьмая сцена Апокалипсиса на фресках монастыря Дионисиат

Восьмая сцена Апокалипсиса на фресках монастыря Дионисиат

9-я сцена: Шестая труба (9, 13-21)

За небесным жертвенником Иисус, одетый в белое (см. 7-ю сцену), тогда как из верхнего левого угла к центру композиции летит трубящий ангел. В нижней части изображены 4 ангела суда, а вместе с ними алчущие крови всадники, сидящие на львах с хвостами змей. Они уничтожают людей, а из пасти зверей извергается сера и дым. Две темы разделяются облаками, образующими гирлянду.

Надписи: = Ветхий деньми. – в другом месте – И пятый ангел вострубил и сказал: освободи четырех ангелов, связанных при великой реке Евфрате, чтобы умертвить третью часть людей, число конного войска было две тьмы тем (9, 13-16)

(на нимбе с крестом у Иисуса): Сущий

Фрагмент фрески Девятой сцены Апокалипсиса, монастырь Дионисиат

Фрагмент фрески Девятой сцены Апокалипсиса, монастырь Дионисиат

10-я сцена: Ангел с раскрытой книгой (10, 1-11)

В 10-й сцене изображается видение Иоанна, согласно которому ему предстает ангел, который передает ему раскрытую книгу с заповедью «съесть ее». Голова ангела окружена круглым нимбом, из которого исходят лучи, тогда как его ноги, похожие на «столпы огня», ступают одна по морю, а другая по суше. Одновременно он поднимает левую (вместо правой) руку в виде клятвенного жеста: «воздел он десницу к небесам и клялся Живущим во веки веков». Над ангелом изображена радуга с тремя разноцветными полосами, зеленой, красной и желтой. Иоанн с левой и нижней части композиции немного приклоняет колени и двумя руками с явным трепетом берет книгу у ангела.

Надпись: И видел я другого ангела сильного сходящего с неба, облаченного облаком, над головою его была радуга, и лице его как солнце, и ноги его как столпы огненные (10, 1)

(над нимбом Иоанна): Святой Иоанн Богослов

(на двух страницах раскрытой книги): Возьми и съешь ее, она будет горька во чреве твоем, но в устах твоих будет сладка как мед (10, 9).

11-я сцена: Измерение храма (11, 1-7)

Изображение еще одного видения Иоанна – измерение им самим внутренней части храма в Иерусалиме по повелению небесного голоса. Иоанн изображен держащим в протянутых руках жезл, которым он измеряет вертикальные поверхности храма. Рядом с ним изображен каштаново-рыжий крылатый зверь с короной на голове и раскрытой пастью. Он игриво движется в левую сторону, где стоят два мученика, которых он грозится убить. Согласно надписям, речь идет о Енохе и пророке Илье, которые не познали смерти, а были взяты на небо, и которые явятся свидетелями во дни антихриста. В глубине композиции можно различить внутреннюю часть храма с прекрасным полом и престолом, сокрытым под разукрашенным пологом.

Надпись: И дана мне трость, подобная жезлу, и сказал ангел: встань и измерь храм  Божий, и дам двум свидетелям моим, и они будут пророчествовать тысячу двести шестьдесят дней (11, 1-3)

(над нимбом Иоанна): Иоанн, (над двумя мучениками): Енох Илия

12-я сцена: Жена и дракон (12, 1-17)

Левую часть занимает светящаяся женщина, стоящая прямо. Согласно отцам она олицетворяет Богородицу или Церковь. Она облачена в солнце, увенчана двенадцатью звездами и ступает на перевернутый полукруг. Напротив нее на правой стороне изображен семиглавый дракон. Он взбешен, и из его пасти исходит водная река, чтобы потопить женщину, а его хвост поднимается вверх по всей поверхности росписи. Земля разверзается и поглощает реку, тогда как одновременно два ангела с дубиной и мечом  нападают на дракона над его головами. Одновременно два других ангела на облаках поднимают Христа-младенца в полотне на небеса, где виден пустой разукрашенный престол.

Надпись: 12. И явилось на небе великое знамение: жена, облаченная в солнце, под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцати звезд (12, 1)

(справа и слева от женщины): Матерь Божия

12 и 13 сцены Апокалипсиса на фресках Дионисиата

12 и 13 сцены Апокалипсиса на фресках Дионисиата

 

13-я сцена: Два зверя (13, 1-8)

В центре композиции изображены два зверя один напротив другого. Один поднимается от земли  и имеет вид ягненка, у которого два повернутых рога, что делает его похожим на барана. Другой выходит из моря. У него 7 голов со столькими же венцами и ужасным хвостом, который проходит под животом и достигает облаков. Первый зверь склоняет людей, стоящих слева внизу, чтобы они поклонились другому семиглавому рыжему зверю, и оба угрожают христианской общине. Наконец, оба зверя, антихрист и лжепророк, побеждаются и исчезают из истории.

Надпись: 13. И увидел я выходящего из моря зверя с семью головами и десятью рогами: на рогах его было десять диадем. И увидел я другого зверя, выходящего из земли, он имел два рога, подобные агнчим. И он заставляет всех людей поклоняться первому зверю (13, 1, 11-12)

(над головой ягненка): Антихрист.

14-я сцена: Агнец Сиона и падение Вавилона (14, 1-13)

Семирогий агнец Божий изображается стоящим на горе Сион, изображенной в виде лестничных скал, как обычно изображаются горы в византийской иконописи, В левой передней ноге он держит скипетр победы. Он окружен верными сподвижниками, символами четырех евангелистов. Ниже изображены ангелы-музыканты, играющие на арфах, а еще ниже три ангела суда. Из них средний держит раскрытую книгу (Евангелие), тогда как два других провозглашают или показывают падение Вавилона у своих ног. Разрушенный Вавилон занимает нижнюю часть композиции. Таким образом, агнец, который впервые появляется ранее, когда пытается раскрыть книгу с семью печатями (глава 5), показан здесь побеждающим. Он стоит на горе Сион и уже попрал силу Лукавого (глава 14).

Надписи: 14. И взглянул я, и вот, Агнец стоит на горе Сионе, и с Ним сто сорок четыре тысячи (14,7).

(Раскрытая книга ангела): и говорил он громким голосом: убойтесь Бога и воздайте Ему славу, ибо наступил час суда Его (14, 7)

(Над развалинами): кто поклоняется зверю, тот будет пить вино ярости Божией + пал Вавилон великий (14, 8-10).

15-я сцена: Жатва и сбор винограда (14, 14-20)

Следующая по очереди идет сцена видения жатвы и сбора винограда. Христос в центре  сидит на облаках. Он окружен нимбом с крестом, на голове его венец, а в правой руке он держит серп. Напротив Христа тоже на облаках стоит ангел суда, и кажется, что Христос разговаривает с ним. Сцену дополняют три ангела внизу, из которых двое жнут, а третий собирает виноград и бросает его в давильню в левом нижнем углу. Но из давильни вместо вина исходит кровь, которая символизирует гнев Божий.

Надпись: И взглянул я, и вот светлое облако, и на облаке сидит подобный Сыну Человеческому; на голове его золотой венец, и в руке его острый серп. (14, 14).

16-я сцена: Семь ангелов с чашами гнева (15, 1-16, 21)

На верхней части росписи изображаются по всему пространству семь ангелов суда, каждый из которых опустошает чаши гнева Божия, слева, справа и внизу. Справа внизу изображен одноглавый крылатый зверь, который изрыгает в гневе три нечистых духа в виде лягушек. Он изрыгает их на группу из трех царей, которые стоят напротив него в нижнем левом углу.

Надпись: И увидел я иное знамение на небе, великое и чудное: семь Ангелов, имеющих семь последних язв, которыми оканчивалась ярость Божия (15, 1).

17 сцена Апокалипсиса на фресках Дионисиата

17 сцена Апокалипсиса на фресках Дионисиата

 

17-я сцена. Великая блудница и зверь (17, 1-18)

Изображена ступенчатая скала. На вершине зверь, несущий блудницу, движется влево. Блудница, как свидетельствует надпись, олицетворяет Вавилон, «мать блудницам и мерзостям земным» (17, 5). Или же она намекает нам на Древний Рим (семь холмов), символичный и совершенно условный город, центр отступничества и разврата, который царит повсюду с приходом антихриста. По другому толкованию она символизирует сборище неверного (падшего) народа Божьего.

Зверь, занимающий почти весь центр композиции, передан красно-коричневым цветом. У него 7 голов, 10 рогов и длинный хвост. На нем сидит женская фигура, обращенная немного влево. Они носит золототканую царскую одежду, распущенные волосы и корону из пяти частей, а в правой руке торжественно поднимает чашу, наполненную «мерзостями», держа ее за основание. Кажется, что зверь сгибается под ее тяжестью. В нижней части росписи стоят цари земные, взгляд которых обращен вверх, а руки воздеты в молитве.

Надпись: я покажу тебе суд над великою блудницею, сидящею на водах многих; и я увидел жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными, с семью головами и десятью рогами (17, 1, 3)

18-я сцена: Падение Вавилона (18, 1-24)

В верхнем левом углу изображается ангел, летящий направо и проповедующий «пал, пал Вавилон, великий город». Можно различить город, преданный четырем огням, выходящим из зданий. Под ним второй ангел бросает в Евфрат большой камень, который уже выскользнул из его рук. В нижней части на первом уровне изображены 5 человек – царь и 4 купца. Они оплакивают разрушение города. Их движения направлены в разные стороны, а вещи брошены на земле.

Надпись: После сего я увидел иного Ангела, сходящего с неба и имеющего власть великую; И воскликнул он: пал, пал Вавилон, великая [блудница], сделался жилищем бесов. И купцы земные восплачут и возрыдают о ней, потому что товаров их никто уже не покупает (18, 1,2,11)

19-я сцена: Победа всадника на белом коне (19, 11-21)

Изображается столкновение двух групп всадников со шлемами: по цвету одежды они делятся на красных слева и белых справа. Во главе второй группы стоит небесный воин, или, как гласит надпись, «Слово Божие». Он появляется с драгоценным венцом на голове и держит длинный меч, который исходит из его уст. Это воинство обращает в бегство противника и ввергает его в озеро с огнем и серой, а белые хищные птицы, которых ведет ангел над облаками, падают с неба, чтобы разорвать побежденных, то есть трупы воинов безбожного воинства. Во время столкновения двух строев семиглавый дракон с рогами получает от белого всадника смертельный удар, и, побежденный, низвергается на скалы.

Надпись: И вот конь белый, и сидящий на нем называется Верный и Истинный, и на голове Его много диадем. Имя Ему: «Слово Божие» (19, 11.13)

(над небесным всадником): Слово Божие.

20-я сцена: Ангел влачит закованного в цепи Сатану (20, 1-3)

Изображается ангел, который занимает почти все пространство росписи сверху вниз: в правой руке он держит большой ключ, чтобы открыть, а потом закрыть дверь бездны. Левой он держит конец красной цепи, которой он сзади связал руки Диавола, и ведет его в правую сторону. Дьявол черный и с рогами. Он шагает к пещере бездны, где он скованный будет заперт тысячу лет.

Надпись: + И увидел я Ангела, сходящего с неба, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей. Он взял дракона, змия древнего, который есть Диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет (20, 1-2).

21-я сцена: Новый Иерусалим (21, 1-27)

Этой сценой завершается цикл росписей на тему Апокалипсиса Иоанна, праздником радости завершаются и ужасные образы разрушения мира. Сверху справа изображен ангел Господень, обративший голову к восхищенному Иоанну, которому правой рукой он показывает на Новый Иерусалим со словами: «Се скиния Бога с человеками». Город занимает нижнюю часть композиции, от одной вертикальной плоскости до другой. Помимо зубчатых стен, различаются общественные и прочие здания. На возвышающихся башнях над каждыми воротами изображаются стоящие ангелы-стражи. Небесность образа передается испускающим лучи золотым треугольником Святой Троицы, который выходит из-за облаков и устремляется к городу. В действительности речь не идет о спуске с небес старого Иерусалима, но о «новом» царствии Божьем, где удел получат победители мира и страстей.

Надписи: И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего. 

(в верхнем правом углу): Святой Иоанн Богослов.

апокалиптические фрески Дионисиата, 16 век

апокалиптические фрески Дионисиата, 16 век

Эти фрески сделали в прошлом люди, живущие в монастыре и за его пределами, чтобы объяснить темы Апокалипсиса. Такие попытки продолжаются и по сей день, но не существует окончательного толкования этой книги. Чаще всего ее толкуют как рассказ о будущих событиях, принимая во внимание пророческий характер книги Апокалипсиса. Но в любом случае точное время исполнения предвидимых событий невозможно определить.  Некоторые считали, что в ней изображается битва добра и зла, или что речь идет о столкновении двух миров, церковного и атеистического, или даже о крушении двух  бесчеловечных систем, капиталистической и коммунистической, и о победе христианской культуры. Но несмотря на то, что всегда есть соблазн попытаться определить  время исполнения пророчества, лучше бы дождаться исхода самого пророчества (как пишет Ириней). Вместе с тем надо было бы принять во внимание и сделать скидку на время создания книги Апокалипсиса. Это нужно для того, чтобы избежать или, по крайней мере, ограничить выстраивание фантастических теорий.

Специалисты создали вокруг этих росписей неразбериху, и окончательная позиция так и не была обозначена. Все это произошло по той причине, что такие существенные вещи, как богословский текст, время развития событий, ход всемирной истории и вечность не были учтены.

Мы полагаем, что настоящему их объяснению может способствовать только вера. По отношению к историческим, нравственным, богословским и мистическим расхождениям текста Апокалипсиса надо подходить с опаской и осторожностью. Не следует забывать, что евангелист Иоанн рассказывает и обозначает исторические события и лиц символически. Одновременно необходимо отдаляться от всякой субъективной трактовки текста. Надо использовать то, что установлено в православном учении нашей Церкви, которое мы обязаны сохранять неизменным. Не исключено, что живописцы, создавшие эту удивительную роспись, а также их помощники, знали это.

Заканчивая наш анализ мы подчеркнем три основных момента: 1) согласно завету  самого Господа пророческое слово книги не должно быть скрыто, а должно читаться как можно более широкой аудиторией, 2) искусство передает сцены с этими событиями, чтобы напомнить нам текст и вынести его перед нашими глазами и 3) росписи на тему Апокалипсиса находятся за пределами храма, чтобы эсхатологично призывать монахов и паломников к постоянному поспешению и покаянию.

_

текст и иллюстации подготовлены к публикации специально для «ПравНовостей» Евгением.

1 января 2013 год

    Print       Email

2 комментария

  1. Евгений:

    Спаси Господь, Денис, за труды!
    Хорошо получилось.
    Будем трудиться с Божьей помощью и дальше..
    С Рождеством Христовым!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  • Об осуждении

    Подобно тому как маленький корабельный руль ведет судно туда, куда пожелает, так и язык приводит человека либо к добру, либо ко злу
     
    Хранящий свой язык сохраняет и душу свою от многих грехов и падений.
     
    Кто может похвалиться тем, что свое сердце сохранил неоскверненным? Стало быть все мы больные, а судящий своего брата просто не чувствует того, что он больной, ибо больной больного не осуждает.

     
    Архимандрит Ефрем Святогорец

  • Мудрость Афона

    Если я вижу или слышу, что кто-то живет без скорбей и благоденствует, во всем творя свою волю, то считаю, что Бог оставил его.

    Сколь бы ни было у нас скорбей, все они закончатся и забудутся в один день. Останется только добро или зло, которое последует за душой до самого Судилища, где душа услышит великое решение о своей участи.

    Многими скорбями мы спасемся, чадо мое, ибо кто из людей освятился или был спасен, не пройдя сквозь пещь различных огорчений? Если здесь мы вкусим горечи, то там, в другом мире, наш Христос усладит нас прекрасным Своим Царством.


    старец Ефрем Святогорец (Аризонский)

    Старец Ефрем Святогорец (Аризонский)

  • Мета

You might also like...

Папа

Сколько стоит папская сутана?

Read More →