Loading...
You are here:  Home  >  новые публикации  >  Current Article

Игорь Стрелков — русский православный воин.

By   /  19.08.2014  /  No Comments

    Print       Email

Человек, ставший для многих из нас символом русского офицера. Настоящего офицера из старых советских фильмов. С таким командиром готовы взять в руки оружие и те, кто в свое время отчаянно «косил», и те, кто уже давно прошел пылкий юношеский возраст. Об Игоре Ивановиче Стрелкове многие сейчас говорят и пишут. Мы не будем выдумывать новых легенд, пусть говорят те , кто » в теме»:

Игорь Стрелков

АЛЕКСАНДР ДУГИН. «ИГОРЬ СТРЕЛКОВ: ИМЯ РУССКОГО МИФА».

«Надо понять, роль Стрелкова фундаментальна. Это тип русского идеалиста, консерватора, настоящего патриота, который уничтожил бездну между принципами и действиями, а эта бездна — парализующий бич нашего патриотизма. Когда русские остро осознают, что над нашими ценностями глумятся, нашими интересами торгуют, а власть присваивают не лучшие, а подлейшие, что они делают? Тоскуют, ноют, ругают «малый народ», пьют, конечно, или объединяются в небольшие движения, которые быстро разваливаются Системой, а самые пассионарные бросаются на драки, агрессию и бессмысленную жестокость и жертвенность. Кого-то подкупает для технических целей оппозиция, кого-то ставят под кураторство правоохранительные органы и спецслужбы. Это порочный круг. Никто не наносит удара по врагу, никто не утверждает свою цельность, никто не идет, стойко и распрямив спину, до конца. Ведь жертвуют собой ребята, русские националисты, национал-большевики или «приморские партизаны», гибнут в драках, садятся, но без цели и смысла. И никого не задевают. Русские продолжают обывательский сон. А другие десятилетиями только болтают и красуются. Жалкое зрелище.

И вот появляется Стрелков. Русский. Строгий. Наивный и застенчивый. Идеалист. С принципами.

В мирной жизни, наверняка, не затребованный и несколько неловкий. И идет на передовую Народной Войны. Идет сам. Тем самым он разрывает оковы бессилия, марево страха, угнетенность и депрессивность неспособности перевести идеалы в действие. Если бы он остановился в Крыму или был бы убит в первые дни обороны Славянска, мы бы о нем не знали. И тогда пали прекрасные люди, тоже герои, как и он, тоже русские, разорвавшие оковы морока. И некоторые были моими друзьями. Но Стрелков выстоял и создал армию. И стал центром нашей надежды, нашей воли, нашего преображения. Все остальные не менее хороши, мужественны, и слегка нелепы как все русские, но Стрелков затронул что-то в нашей душе, в нашем национальном чувстве. И на него низвергся русский миф, наша жажда героя. Он просто выполнял долг.

Да. Но это не долг профессионала или человека, оказавшегося в сложной ситуации волей судеб. Это ЕГО долг. Это РУССКИЙ долг, оказавшийся весомее лени, безволия, страха, безразличия, скованности. В том-то и дело, что Стрелков все сделал САМ. Вот что важно: именно САМ. И через него мы тоже стали ближе к нам САМИМ. Мы увидели, что мы можем. Солдаты, которые воевали в Афганистане и Чечне, тоже были герои. Но шли они туда не сами. Они выполняли долг, имя которому Государство. А Стрелков выполнял долг, имя которому Идея. Русская Идея. И он пробил барьеры в нашей душе. Он нас раскрепостил. Стрелков что-то поправил в нас, подлечил. Мы думали, что такого уже никогда не будет — бесстрашного русского православного Воина, отправляющегося на Священную Войну по собственной воле. Но он отправился. И начал побеждать. И с каждым его успехом, с каждой сводкой побеждали мы. Побеждала Россия.

Стрелков — это русское Средневековье. Потому что само Православие не может быть «современным», это будет пародия

Дело вообще не в его политических убеждениях и даже не в достоинствах военачальника: дело глубже. Он стал нашим мифом. И больше он не принадлежит ни себе, ни службе, ни Государству, а только этому мифу, русскому мифу о том, какими мы когда-то были и какими, оказывается, мы снова в любой момент можем стать.
Ненависть к Стрелкову — это ненависть враждебной нам расы, не в биологическом смысле, а в духовном. Расы технологов, мошенников, чиновников, манипуляторов, торговцев. Вернер Зомбарт говорил, что есть два типа людей — раса торговцев и раса героев. Европа Нового времени — это результат победы расы торговцев (капитализм) над расой героев (Средневековье). Стрелков — это русское Средневековье. Потому что само Православие не может быть «современным», это будет пародия, симулякр. Оно может быть либо Античным, либо Средневековым. «Современность» — это вотчина антихриста. Поэтому Стрелков из бывшего. Но не того бывшего, что прошло и все, а то, что было по-настоящему и есть до сих пор, как ядро наших душ, как тайный центр русского самосознания.

Мы еще не осознали до конца, что значит для нас Стрелков. Но та ярость, которую он вызывает у всякой нечести, ту зависть, которой пышат к нему мелкие натуры, та ненависть, которую он провоцирует у Запада и хунты — это знаки того, что он не случаен. И снова не лично, не индивидуально, но как носитель русского типа.

Настоящему русскому в Стрелкове понятно всё. Он и есть мы. Один Народ. Народ пробуждающийся.

Я очень бы просил тех, кто прислушивается к моим словам, отнестись к этой фигуре деликатно. Это наше достояние, это огромная ценность. Поэтому его так хотели убить, убрать, занизить, опошлить, а теперь еще и обрушить. Если мы дадим это сделать, грош нам всем цена.

За миф надо биться, как Стрелков бился и бьется за Новороссию, за Большую Россию, за каждого из нас.

Спаси тебя Христос, Игорь…»

Александр Дугин.

_

19 августа 2014 г.

источник: «Русский дозор»

    Print       Email

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

  • Об осуждении

    Подобно тому как маленький корабельный руль ведет судно туда, куда пожелает, так и язык приводит человека либо к добру, либо ко злу
     
    Хранящий свой язык сохраняет и душу свою от многих грехов и падений.
     
    Кто может похвалиться тем, что свое сердце сохранил неоскверненным? Стало быть все мы больные, а судящий своего брата просто не чувствует того, что он больной, ибо больной больного не осуждает.

     
    Архимандрит Ефрем Святогорец

  • Мудрость Афона

    Если я вижу или слышу, что кто-то живет без скорбей и благоденствует, во всем творя свою волю, то считаю, что Бог оставил его.

    Сколь бы ни было у нас скорбей, все они закончатся и забудутся в один день. Останется только добро или зло, которое последует за душой до самого Судилища, где душа услышит великое решение о своей участи.

    Многими скорбями мы спасемся, чадо мое, ибо кто из людей освятился или был спасен, не пройдя сквозь пещь различных огорчений? Если здесь мы вкусим горечи, то там, в другом мире, наш Христос усладит нас прекрасным Своим Царством.


    старец Ефрем Святогорец (Аризонский)

    Старец Ефрем Святогорец (Аризонский)

  • Мета

You might also like...

07

Великорецкий крестный ход 180 км.

Read More →